// //
Дом arrow Статьи и публикации arrow Удачкин И.Б. - Безответственность - первопричина низкого качества российской строительной продукц
Удачкин И.Б. - Безответственность - первопричина низкого качества российской строительной продукц

БЕЗОТВЕТСТВЕННОСТЬ - первопричина низкого качества российской строительной продукции
Интервью с Игорем Борисовичем Удачкиным, доктором технических наук, академиком Международной инженерной академии 

   - О высоком качестве строительных работ, производстве стройпродукции мы всерьез задумываемся лишь в экстремальных ситуациях, - начал разговор Игорь Борисович. - Случилось землетрясение, обрушилось здание, провалился мост - и мы тут же хватаемся за голову: "Боже наш, как же так!.." А дело все в том, что мы единственная страна в мире, которая способна забывать свои законы, пренебрегать СНиПами и стандартами, отмахиваться от жестких требований контроля за качеством. Смотрите, в стране участились техногенные катастрофы, экономика опутана баснословными убытками от разорительных недоделок, непредвиденного ремонта, а мы делаем вид, что ничего страшного не случилось.
Почему, к примеру, Япония славится непревзойденным и высочайшим качеством своей продукции? Да потому, что качественная работа там возведена в ранг национальной гордости. К качеству там относятся, как к флагу страны. На каждом предприятии, стройке этого государства неизменно и обязательно присутствует своего рода диктатура качества, и никто не осмеливается на нее посягнуть, иначе для своевольных это грозит большими материальными и моральными неприятностями.
В других ведущих странах мира, как известно, высокое качество определяется зависимостью производителя и потребителя, которая регулируется и экономически, и юридически через правительственные органы, а также неправительственные объединения потребителей. У нас в свое время пытались ввести госприемку, Знак качества, звание "Мастер - золотые руки", но над этими нововведениями только иронизировали да посмеивались, и они, как говорится, приказали долго жить. Правда, существовал еще, причем довольно неплохой, Закон "О качестве продукции и защите прав потребителя", но его также во время перестройки, приватизации и экономической неразберихи постигла печальная судьба. А взамен ему до сих пор никто ничего путного не предложил.
- Простите, Игорь Борисович, в какие годы такой закон действовал?
- Вот видите, и вы не знаете. Ему уже от роду 15 лет. Он обладал прекрасным механизмом правовой защиты от многочисленных недоделок, без которых сегодня не сдается практически ни один объект, от дефектов строительно-монтажных работ, от сомнительных химических свойств изделий и материалов, выделяющих в жилые помещения вредные химические вещества в концентрациях, превышающих санитарные нормы.
- Сегодня идут разговоры о новых домах, в которых якобы "стреляют" стены и перекрытия. Что на самом деле происходит?
- Мне тоже стало не по себе, когда узнал о пугающем слове "отстрел". Речь идет о серьезных изъянах в железобетонных конструкциях. Из стен и перекрытий давних и недавно сданных в эксплуатацию объектов вылетают целые куски бетона. Такое опасное явление чаще всего наблюдается при строительстве школ, детских садов, больниц. Ученые, эксперты приложили максимум сил, чтобы разобраться, почему "стреляют" бетонными кусками стены и потолки? Оказывается, на объектах применяется так называемый грязный бетон, то есть из неочищенных вагонов, в которых перевозятся цемент, песок, щебень. По правилам положено вагоны начисто освобождать от остатков прежних грузов - угля, минеральных удобрений, доломита, магнезиальной извести. Но этого зачастую не делают. И такие инородные вещества пагубно влияют на структуро-образование и прочностные качества бетона. "Отстрелы" могут случаться через месяц, а могут через три-четыре года, в зависимости от количества в бетоне вредных примесей. Это особенно опасно, поскольку угрожает жизни людей, ведет к большим материальным и финансовым затратам на ликвидацию образовавшейся пустоты.
- Коль уж вы упомянули о цементе, то к нему много претензий со стороны потребителей, он нередко производится низкого качества, не соответствует принятым у нас стандартам. Почему? 
- Загадочного и удивительного тут ничего нет. Он выпускается по многозатратной и отсталой технологии на давно устаревшем оборудовании. Об этом мы каждый день говорим и возмущаемся, а толку никакого. Как был у нас "мокрый", несовершенный способ изготовления цемента, так и остался. Мы апеллируем к государству, мол, до каких пор цементная промышленность будет навязывать всем нам дорогой, невысокого качества цемент. А государство в лице руководителей правительства кивает на цементников: с них спрашивайте. Это и понятно. Но хозяевам лишь бы побольше и подороже произвести ходовой и нужной людям продукции, благо спрос на цемент возрос, поскольку наметился бум в строительстве. Вот и гонят некоторые частные и акционерные предприятия тонны разномарочных, нередко плохих цементов. Если в советское время на предприятиях были отделы контроля качества, испытательные лаборатории, то теперь это по карману только очень крупным фирмам. Потому сегодня, покупая цемент в красивой упаковке, человек не может быть уверен, что приобрел его именно той марки и того качества. Вместо портландцемента ПЦ 500 в мешке может оказаться просто серый порошок неизвестного происхождения. И хотя в Гражданском кодексе заложена ответственность производителя за выпускаемую продукцию, мы до сих пор не ощущаем такой ответственности. В результате фальсификация, обман.
- Кстати, Игорь Борисович, в последнее время в производство все больше внедряется различных нетрадиционных видов сырьевых компонентов: шлаков, зол, торфа, опилок, химических добавок, ну и так далее. Как вы считаете, они улучшают качество продукции?
- Дело все в том, что часто они неграмотно, непрофессионально применяются. Скажем, противоморозные добавки в бетон улучшают его пластичность, замедляют процесс схватывания. Но дозу добавок надо строго контролировать, иначе все пойдет насмарку. Есть добавки - разжижители бетона, которые позволяют на 20-30 процентов снизить водопотребность бетонных смесей, но их тоже надо четко дозировать. Существуют заполнители бетонов, где в 5-10 раз превышена норма активного диоксида кремния. Соединение этого вещества со щелочью цемента приводит к коррозии железобетонных конструкций. Посмотрите на оголенную ржавую арматуру балконов домов 50-х годов. Это следы лишнего диоксида кремния. Очень опасны фальшивые добавки, которые появляются тут и там. Их нередко проверяют на глазок, без серьезных исследований. Вы наверняка слышали об обрушении балконов с десятого по первый этажи одного из домов на Мичуринском проспекте Москвы? Это результат не только изъянов контроля за качеством производимых работ, но и полного отсутствия имущественной ответственности за вред, причиненный недоброкачественной продукцией. Бракоделы, как правило, обходятся легким испугом. Сегодняшнее законодательство явно нуждается в подкреплении более серьезным механизмом правовой защиты потребителей в случаях нанесения им ущерба. Иначе по-прежнему десятки тысяч людей будут мучиться в квартирах с протекающими крышами, с промерзающими стыками и швами, звукопроницаемыми перегородками и перекрытиями.
- Игорь Борисович, сегодня весьма оживленно дискутируется вопрос об отмене лицензирования в строительном комплексе. Я читал письмо заместителя министра экономического развития и торговли РФ А. Шаронова об отмене 49 видов лицензий в сфере строительства. Документ направлен администрациям регионов страны. Как вы к этому относитесь?
- Отрицательно. Лицензирование - один из заслонов на пути строительного брака, одна из возможностей избежать новых трагедий, наподобие той, которая случилась в "Трансвааль-Парке" зимой 2004 года.
Нельзя ломать то, что оправдало себя. Лицензия, как известно, есть форма государственного контроля качества, и представьте, что произойдет, если ее не будет. Отечественный рынок снова захлестнет волна опасных подделок, сомнительной продукции. Появится много мелких, непрофессиональных строительных фирм, не способных качественно возводить объекты. В результате будем иметь обрушение зданий, другие техногенные катастрофы. Одно дело - построить сарай, тут лицензия не требуется, другое - крупный объект. Мелкой фирме это не под силу. На нем должен работать слаженный, многоопытный коллектив, люди со строительным образованием, специалисты различного профиля, начиная от техника, плановика, инженера и кончая рабочими.
Поэтому, повторяю, лицензирование отменять нельзя, тем более теперь, когда крайне низок уровень специализированного федерального контроля за всеми видами строительной деятельности.
Я бы согласился только с тем, чтобы пересмотреть критерии выдачи лицензий, ужесточить требования к ним. Скажите на милость, зачем Тверской области 3000 лицензий, если там в строительстве работают всего 2500 человек? Значит, ими владеют граждане, не знающие азов строительства, В такой ситуации крайне важно провести ревизию во всех без исключения строительных организациях с одной целью - когда, кому, для чего была, выдана лицензия, то есть провести тотальную проверку.
- Большие надежды на повышение качества работники строительного комплекса связывают с применением Закона "О техническом регулировании". Вы сами как оцениваете положения этого государственного документа?
- Он действует уже более года, но вопросов к его содержанию не убавляется. Разработчики новой продукции, проектировщики, специалисты профильных ведомств и организаций остро нуждаются в методологическом толковании этого закона. Многие просто переписывают некоторые термины документа, потому и происходит искажение смысла терминов, несостыковка с конкретным видом продукции.
Кроме того, как я понял, нормы закона дозволяют то, что разработчиком технического регламента может быть любое лицо. Это откровенная лазейка для лоббистов недобросовестных производителей строительной продукции. Уже сегодня мутный поток брака усилился. К примеру, в Москве жители микрорайона Бескудниково обратились в Госжилинспекцию с жалобой на плохое качество стеклопакетов. Было обследовано 23 новых дома. И что же? На Дубининской улице обнаружено 42 процента стеклопакетов с браком, в других зданиях - около 25 процентов. В Южном Бутове - это новый район столицы - люди жаловались на "плачущие" кровли. Проверка установила: в 26 новых домах крыши не соответствовали технологическому параметру, а, попросту говоря, протекали. Примеры можно продолжать, но, думаю, и этих достаточно.
На этом фоне удивляет то, что технические регламенты по новому закону еще только изучаются, разрабатываются, а Минюст России разослал своим региональным организациям указания об отмене всех СНиПов. Этим незамедлительно воспользовались нарушители строительных норм и правил. Они стали подавать заявления и иски в суды с требованием вынести оправдательное решение тому или иному виду продукции, признанной ранее не соответствующей нормативным документам, а значит, не пригодной для строительных целей.
Непонятно также, кто в сегодняшней структуре стройкомплекса будет профессионально заниматься вопросами качества? В бывшем Госстрое существовала служба Госархстройнадзора, но пока окончательно не определен ее статус: будет ли передана в Федеральное агентство по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству или нет? Пока, насколько я знаю, оставлена лицензионная служба по объектам 1-й и 2-й категорий, то есть по объектам особой сложности. Если не так, пусть меня поправят.
Поскольку сегодня сложилось крайне трудное положение со СНиПами и стандартами, а это очень отрицательно влияет на качество стройпродукции, то надеюсь, что руководители крупнейших корпораций, концернов, союзов и ассоциаций незамедлительно соберутся вместе, чтобы сформировать авторитетный координирующий рабочий орган для разработки новых технических регламентов. До сих пор ни к одному из них никто не приступал. А после проведения административной реформы этот злободневный вопрос вообще выпал из поля зрения государства. Чем будут руководствоваться строители через год-два, никто не знает. И есть очень серьезная опасность появления новых техногенных катастроф от использования неконтролируемых, сделанных по старым нормам и правилам конструкций и изделий на стройках страны.
Многие строители, да не только они, хотят четко знать, что же в результате административных перемен получит строительный комплекс? В Европе тоже случаются перемены, но экономика, производство от этого не страдают. У нас же что ни перемена, то потрясение. Мы до сих пор не знаем, кто окажется у руля технического прогресса, в частности промышленности строительных материалов...
Производственно-техническая отсталость, непрофессионализм всегда ведут к опасному рубежу - бракодельству. Но самое главное - "ничейный", причем важнейший сектор стройкомплекса не сможет в полную силу бороться за обновление основных производственных фондов, устаревшего оборудования. А без этого нечего и говорить о повышении качества продукции.
И еще. Если наши законодатели не способны сегодня разработать и принять действенные правовые акты, ставящие заслон бракодельству, то хотя бы постарались реанимировать прежний Закон "О качестве и защите прав потребителя". С его помощью можно добиваться неплохих показателей безопасности зданий и функционального назначения материалов и конструкций.
Новые строительные материалы, изделия, на которые нет четких нормативных документов и от которых зависят надежность и безопасность сооружений, категорически нельзя использовать в проектах и применять в строительстве без специального разрешения - особых технических свидетельств. Это, с одной стороны, будет служить защитой от необоснованного применения непроверенных, некачественных материалов и конструкций, а с другой - создаст благоприятную почву для добросовестных производителей строительной продукции. У нас гарантийные сроки установления дефектов ничтожно малы. Получается парадокс: производитель работ уже через год не несет ответственности за качество, скажем, свайных фундаментов, выполненных с нарушениями правил, срок службы которых не менее срока эксплуатации зданий, а за брак рассчитываются эксплуатационники многомиллионными потерями. Правомерным было бы установление гарантийного срока для производителей работ не менее 50 процентов долговечности конструкций, материалов или части здания, как это принято в развитых странах Запада.
Мы много говорим о том, что отечественная продукция должна соответствовать мировым образцам. Пора от слов переходить к делу, переводить нашу нормативную базу на жесткие требования международных стандартов. Это позволит, во-первых, нашей продукции выйти на зарубежные рынки, а во-вторых, сократить численность организаций, занятых сегодня разработкой новых СНиПов и стандартов, изменениями и дополнениями к ним. Кроме того, нельзя упразднять Госстандарт, как об этом сейчас говорят. Надо повысить его ответственность, усилить обязанности в обеспечении нормативного качества выпускаемой продукции.
Словом, важнейшую, ключевую проблему отрасли - повышение качества работ и производство конструкций, материалов и изделий - ни в коем случае нельзя пускать на самотек, как это, к сожалению, происходит сейчас. Нужно создать прочный законодательный и экономический заслон любым проявлениям бракодельства, усилить имущественную ответственность за вред, причиненный недоброкачественной продукцией, укрепить на федеральном уровне механизм правовой защиты потребителей от недобросовестных поставщиков продукции, ввести строгие меры против нарушителей Российского законодательства.

Ведущий:
Иван ФОМИН

Источник: 
Строительная газета 
№2 (9805), 2005 г., 14 января

 

Контакты

115419, г. Москва, ул. Шаболовка, д. 34, стр. 3.



Просьба заранее предупредить о приезде, т.к. специалисты распределены по объектам




info@masterbetonov.ru




ООО «Стройсервис» работает на рынке строительного производства c 1992 года.
Основной ценностью для нашей компании являются клиенты, поскольку единственный реальный актив компании — это люди, удовлетворенные нашей работой, которые еще раз захотят воспользоваться нашими услугами. Мы стремимся сделать своих клиентов своими партнерами.